Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка

Вітаємо Вас на сайті нашої бібліотеки

Бібліотека

Наше місто

Архитектурное наследие Каменского - Днепродзержинска

(доклад прочитан 11 сентября 2014 года)
Рискну утверждать, что Днепродзержинск может стать местом паломничества поклонников архитектурного туризма. Благодаря тому, что город изначально строился на пустом месте, в нем множество целых кварталов, воплотивших архитектурную моду конца 19-го и 20-го веков. Достаточно немного потрудиться, сняв тлен забвения, и в истории создания города засверкают имена известных зодчих эпохи. Причем экскурсии можно совершать, переходя из стиля в стиль, просто бродя по городу.
Например, есть основания утверждать, что в строительстве зданий Верхней колонии Южно-Русского Днепровского металлургического общества принимал участие екатеринославский архитектор Фердинанд Августович фон Гаген. Сохранившиеся здания по его проектам в Екатеринославе, Запорожской, Сумской областях, Нижнем Новгороде и в Омске свидетельствуют о таланте архитектора, его востребованности.
Как отмечает исследователь Владимир Ясиевич в своей работе «Архитектура Украины на рубеже XIX-XX веков», процесс возникновения и застройки фабричных и шахтных поселков проходил, в основном, стихийно, по мере появления новых предприятий. Лишь в редких случаях одновременно со строительством новых заводов проектировались поселки. Каменское является редким примером создания промышленного города по генеральному плану. На генпланах завода 1896 и 1906 гг. предусмотрены резервные территории, рассчитанные на расширение завода и поселка. В планах нашло отражение деление поселка на три функциональные зоны – промышленную, общественную и жилую.
В общественной части так называемой Верхней колонии, располагались правление завода, несколько церквей, больница на 75 мест, школа на 800 учеников, гостиница, народный дом с читальней, яхт-клуб и зимний клуб-театр. Здесь же находились 32 дома квартирного типа для служащих. Верхняя колония имела водопровод, канализацию, электроосвещение. В Нижней колонии на левом берегу Днепра было построено 129 домов двухквартирного и казарменного типа. В Каменском к 1917 г. проживало 63 тыс. чел.
С заводом связано развитие города и формирование его архитектурного облика в 30 годах. Я уже рассказывала о домах, построенных по проекту архитектурной группы, возглавляемой немецким архитектором Эрнстом Маем. Как оказывается, Днепродзержинск является, скорее всего, единственным городом, в котором сохранились целые кварталы «немецких домов» в стиле конструктивизма. В частности, это не только дома в районе экономического колледжа, но и квартал двух-этажек напротив, сохранивших предусмотренную архитектором строчечную застройку. Пожалуй, этот квартал, благодаря тому, что между зданиями было мало места для новых зданий, сохранил свой первоначальный, задуманный его создателем облик.
Рискну высказать версию появления этих Маевских зданий в Днепродзержинске (тогда еще Каменском). Как известно, группа Мая занималась проектированием строительства Новокузнецка. А главным инженером Новокузнецкого меткомбината в 1929 году был назначен Иван Павлович Бардин. Вместе с ним из Каменского за Урал на новую стройку уехали и специалисты завода. Скорее всего, связи поддерживались, и благодаря этому в нашем городе появились здания, построенные по проектам зарубежных архитекторов.
Конец 20-х начало 30-х годов было расцветом конструктивизма. Порождённая Великим Октябрём культурная революция в области архитектуры выразилась в диктате так называемого авангарда – стиля, построенного на отрицании всего прежнего опыта зодчества. В самом начале 30-х символом стиля были прямые линии и полный отказ от декора. Это мы видим на примере Дома-кухни, училища, Дома с часами (угол ул. Сыровца и ул. Спортивной), да и тех же Маевских домов, жилых зданий по ул. Спортивной, двух-этажек и многих других зданий. Если судить по сохранившемуся проекту реконструкции Дворца культуры металлургов, выполненному Ольгой Алексеевной Брусовой, то колонны, украшающие его фасад, изменили и первоначальный облик, созданный тогда еще начинающим архитектором Владимиром Игнатьевичем Заболотным.
Еще одно знаменитое в архитектуре имя возникает в истории Днепродзержинска в связи с эпохой авангардизма – Александр Сергеевич Никольский, лидер ленинградских авангардистов. По эго проекту были построены круглые баня и столовая. У этого проекта своя история. Первоначально задумывался круглый стеклянный купол в центре, где должен был размещаться бассейн. Окна по периметру и этот стеклянный купол делали его похожим на летающую тарелку. Не забываем, что в это время в литературе становился популярным жанр фантастики и освоения космоса.
Итоги конкурса 1933 года на проектирование Дворца Советов в Москве ясно дали понять: дни конструктивизма сочтены. И если в самом начале 30-х символом стиля были прямые линии и полный отказ от декора, то “после Дворца” прямоугольные дома стали всё сильнее “обвешивать” незамысловатыми геометрическими украшениями, сначала робко, а потом всё смелее экспериментировать с рельефом: выступы, арки, кессоны, стилобаты... При этом архитекторы по-прежнему старательно избегали даже намёка на классические формы.
Мы выходим на ул. Сыровца и видим это на примере сразу нескольких зданий, построенных по одному типовому проекту (ул. Сыровца, 6). На них еще нет лепнины, но уже появились выступы, закругления, стилобаты.
Уже более отчетливо проявляется новый стиль в кварталах Соцгорода, спроектированных Яковом Карловичем Делантом. Сохранилось два Генеральных плана строительства этого поселка – довоенный и послевоенный, которые отличаются видением развития. Например, парк планировался в балках, где после войны началось индивидуальное строительство. Азотовский поселок предполагалось строить слева от нынешнего проспекта Конституции, который отделял его от поселка БКХЗ. Проект Деланта предполагал строительство жилых зданий, окружающих дворовое пространство, где предполагалось создание зон досуга в виде детских и летних площадок с фонтанами, бассейнами, скамейками. Если учесть, что большинство работающих на строящихся предприятиях жили в бараках так называемой площадки АТЗ, то новый поселок с централизованным отоплением и просторными квартирами, действительно был воплощением мечты о новой счастливой жизни. Сохранился и детский сад по проекту Деланта, который был создан в 1935 году при консультации Буткевича и Зеленского. Он еще сохранял стиль авангардизма с его стремлением к использованию стекла, как нового материала в строительстве, но уже появляется и экспериментирование с рельефом как элементом украшения фасада.
В средине 30-х годов появляются две школы советской архитектуры – Жолтовского, утверждавшей некий ограничительный закон, теорию предела красоты и полноценности архитектуры, достигнутых в 16 веке, отрицающей украшательство в освоении классического наследия, гигантоманию и ложную декоративность. И школа академика Щусева, декларирующая, что “архитектура, идущая особняком, без усвоения двух родственных искусств – живописи и скульптуры – не может справиться со стоящими перед ней задачами. Стало очевидно, что для осуществления заданий правительства необходимо обеспечить архитектуре возможность дальнейшего творческого развития путём углубленной проработки использования наследия прошлых веков
И Днепродзержинск может продемонстрировать образчик щусевской школы на примере здания госбанка на проспекте Ленина, построенном по проекту Бориса Симоновича Кащенко, единственного в городе здания, где в декоре использованы скульптурные барельефы. По его же проекту построено в 30 годах и здание прокатного стана завода им Дзержинского.
Резолюция первого Всесоюзного съезда советских архитекторов 16–26 июня 1937 года гласила: «Советские архитекторы должны твердо усвоить указание ЦК ВКП(б) и СНК СССР о необходимости использования при строительстве жилых и общественных зданий лучших образцов классической и новой архитектуры, а также всех достижений архитектурно-строительной техники... Враги народа, окопавшись в некоторых из этих органов (ВСНХ при ЦИК СССР), пытались свести проектно-планировочные работы к составлению абстрактных, рассчитанных на длительную перспективу генеральных проектов, и почти совершенно игнорировали работы по детальной планировке, то есть пытались фактически парализовать планировку городов».
Так было положено начало нового стиля, на два десятилетия, ставшего доминирующим в советской архитектуре.
Судя по архивным документам, после освобождения в 1943 году, Днепродзержинск, практически не пострадавший от бомбардировок и артобстрелов, активно занимался ремонтами и восстановлением разрушенных предприятий. Выделялись большие суммы для ремонта жилья семьям фронтовиков. Город занимался ремонтами школ и больниц. И только после победы было возобновлено строительство жилья.
Если пройтись по проспекту Ленина вверх, можно проследить тенденции архитектурной полемики 50-х годов. Но по эскизу проекта 1948 года, сохранившемуся в семье архитекторов Брусовых, центральной улицей Днепродзержинска планировалась ул. Сыровца. В 1948 году проект центральной площади города был признан лучшим на конкурсе молодых архитекторов Украины. Он предполагал строительство двух зданий (построено одно – дом №14), и на месте нынешнего здания горсовета должно было располагаться «правительственное задние» с высоким шпилем, за которым находился городской парк, судя по проекту, значительно большей площади. В парке был построен по проекту Ольги Брусовой летний театр (ныне не сохранившийся).
Заслуга Сергея Георгиевича Брусова в том, что став главный архитектором Днепродзержинска в ноябре 1945 года, он сумел привлечь к созданию его облика многих талантливых архитекторов. Использовав принцип поквартального проектирования, Брусов переориентировал администрации предприятий города с создания поселков у предприятий к застройке будущего центра Днепродзержинска. При этом сохранялось стремление директоров строить «свои дома» поселками. Брусов учитывал и коттеджное строительство, сам проектировал такие дома. Одному из них уделено должное  внимания в монографии «Строительство и проектирование индивидуальных жилых зданий в УССР», как пример удачного использования типовых проектов при застройке микрорайонов. Переработав проект 151, где благодаря этому под крышей предусматривались 2 комнаты мансарды, жилая площадь увеличивалась на 50% при удорожании строительства всего на 20%. Этот проект был использован АТЗ.
Архитектор Ольга Брусова создала проекты типовых зданий для застройки проспекта Ленина для АТЗ и Баглейского коксохимического завода. Днепропетровский Архитектор Олег Петров создал квартал «Дома со шпилем». Павел Завалинич подарил Днепродзержинску здание тубсанатория, двух общежитий завода ДМК, детского дома (все построены в 1947–1950 годах).
Днепропетровский архитектор Иван Романович Заиченко оставил свой штрих в архитектурном облике Днепродзержинска кварталом, который мы называем поселком ДДГРЭС.