Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка

Вітаємо Вас на сайті нашої бібліотеки

Бібліотека

Наше місто

Герої минувших років: секретарі міськвиконкому

 Александр Слоневский
член Национального общества краеведов Украины
 
Герои минувших дней
(секретари горкома)
Эти люди обладали чрезвычайными полномочиями и практически неограниченной властью. Они были настоящими хозяевами Днепродзержинска. Но если бы в середине 30-х годов ушедшего столетия кому-нибудь пришла в голову идея составить рейтинг самых опасных профессий, то на первое место, без сомнения, вышли бы секретари Днепродзержинского горкома КП(б)У.
 Лысов Семён Семёнович
C октября 1934 года по апрель 1937 года занимал пост первого секретаря горкома партии, состоял членом Президиума Днепродзержинского горсовета. Известен как инициатор создания в Каменском русского драматического театра им. Хатаевича. Непримиримый борец с врагами народа, в том числе с директором ДГЗ Иосифом Манаенковым, на то время члена Совета Наркомтяжпрома, члена ЦИК СССР, ВУЦИК, кандидата в члены ЦК КП(б)У, кавалера ордена Ленина за выполнение производственного плана ДГЗ в 1934 году.
В апреле 1937 года Семён Лысов пошёл на повышение: решением ЦК КП(б)У он был отозван из парторганизации Днепродзержинска и, предположительно, назначен на работу в Окружком г. Николаева. Но, ориентировочно, уже в июле 1937 года арестован, как враг народа и расстрелян. В Днепродзержинской парторганизации повсеместно пошли исключения из партии «за связь с врагом народа Лысовым».
От момента вступления Семёном Лысовым в должность секретаря горкома до ареста прошло 2 года и 8 месяцев. Однако необходимо отметить, что массовые репрессии начались в 1937 году.
 Кинжалов Фёдор Николаевич
1902 года рождения, русский, из крестьян, образование высшее, женат, двое детей. Член партии с 1919 года. До перевода в Днепропетровскую область работал в Вознесенской организации Одесской области. По его ходатайству в систему образования Днепродзержинска переведены («как хвост Кинжалова») Великая А. Е. и Добрик Ф. А. Впоследствии их исключили из партии за восхваление и связь с врагом народа Кинжаловым.
С 1934 по 1937 годы Фёдор Кинжалов являлся начальником политотдела Сталинской железной дороги, награждён орденом Ленина. С 1937 года секретарь Днепродзержинского горкома партии. Чем-то особым проявить себя не успел, но в конце марта – начале апреля 1937 года арестован, и по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР от 1 ноября 1937 года обвинён в принадлежности к контрреволюционной организации. Расстрелян, как враг народа, на следующий после вынесения приговора день, 2 ноября 1937 года.
От момента вступления в должность Фёдором Кинжаловым секретаря горкома до ареста прошло менее трёх месяцев.
 Викторов Алексей Иванович
Уже в начале 30-х годов считался опытным комсомольским вожаком и заведовал промышленным отделом ЦК ВЛКСМ. В феврале 1935 года его направили на Украину первым секретарём Днепропетровского обкома комсомола. Однако попал комсомольский вожак на Днепропетровщину не вовремя.
В 1935–1937 годах комсомольские работники Днепропетровской области, в том числе секретари и заведующие отделами обкома, горкомов и райкомов комсомола подверглись жестоким репрессиям. За период с 1934 по апрель 1937 года из рядов комсомола Украины исключено более 64 тысяч юношей и девушек, причём каждый второй с ярлыком «враг народа». Во время кадровых перестановок были сняты с работы 233 секретаря райкомов из 429.
Викторова всё чаще подвергают из Москвы критике за пособничество троцкистам. В августе 1936 года, после выступления «Комсомольской правды», Алексея Ивановича снимают с поста первого секретаря обкома ВЛКСМ за «либеральное отношение к троцкистам, засевшим в комсомольских структурах области». Его отправляют на «исправление» на партийную работу в Днепродзержинск вторым секретарём горкома партии под крыло Семёна Лысова. Возможно, что таким образом руководство областного КП(б)У решили «спрятать» комсомольского активиста от карающего меча НКВД. В Днепродзержинске Викторов занимается партийной работой, обусловленной спецификой того безумного времени.
 Протокол заседания ГК КП(б)У от 23 января 1937 г.
Присутствовали тт. Лысов, Викторов, Паперман, Манаенков, Фертман, Рафаилов и другие.
Вопрос №1 «О выступлении т. Манаенкова на Комсомольском вечере.
Выступающие Рафаилов, Викторов, Лысов отметили, что т. Манаенков допустил в своём выступлении на Комсомольском вечере грубейшую политическую ошибку в части информации комсомольцев об испанских событиях, расконспирировал секретные данные о помощи Советского Союза борющемуся пролетариату Испании. Грубейшая политическая ошибка, совершённая тов. Манаенковым усугубляется тем, что вечер комсомольцев транслировался по всему городу. Принято к сведению сообщение тов. Лысова, что он информировал об этом факте обком партии.
………
На другом заседании тридцать седьмого года Викторову поручается «проверить дополнительные данные на Мирсон для рассмотрения на бюро горкома». Вера Елисеевна Мирсон была исключена из партии за то, что её брат участвовал в убийстве секретаря комсомольской ячейки села Аулы Николая Заварихина в 1926 году. Также ей вменялось в вину, что её отец являлся совладельцем оперного театра в Днепропетровске, о чём В. Мирсон скрыла при приёме в партию. Дополнительной проверкой было установлено, что Мирсон состоит в комсомоле с 1925 года и никакого отношения к убийству не имеет. Решением бюро обкома от 2 апреля 1937 года в партии восстановлена.
………В апреле 1937 года в жизни парторганизации города произошло два важных события:
1) арестован секретарь горкома Кинжалов;
2) первый секретарь горкома Лысов пошёл на повышение.
В связи с этим в повестку дня встал вопрос о новом руководителе местных коммунистов. И с 9 апреля 1937 года обязанности первого секретаря горкома были возложены на второго секретаря КП(б)У тов. Викторова.
Однако исполнять обязанности первого секретаря горкома пришлось недолго. Уже в мае 1937 года обком партии прислал сюда члена ЦК КП(б)У Ефима Макеева, а Викторов вернулся на должность второго секретаря.
По предложению обкома Днепродзержинский горком партии подал характеристику на члена бюро А. Викторова: «Тов. Викторов А. И. член КП(б)У с 1927 года, на партийной работе с 1936 года, до этого работал 14 лет на руководящей комсомольской работе. Политически развит, выдержан, дисциплинирован, политическую линию партии проводит твёрдо и последовательно. В борьбе с врагами партии проявил себя как твёрдый большевик, является хорошим массовиком. Партвзысканий не имел. С работой секретаря ГК справляется». Характеристику подписал первый секретарь Днепродзержинского ГКП Ефим Макеев.
Наверное, Ефим Григорьевич был бы более осторожен, знай, что А. Викторов уже с марта 1937 года находился под негласным наблюдением органов НКВД. Но 11 июля 1937 года Макеева самого арестовали, как члена контрреволюционной террористической троцкистской организации. Как метко выразился член бюро Днепродзержинского горкома партии Леонид Брежнев на пленуме городского комитета КП(б)У 28 ноября 1937 года «после того, как посадили Рафаилова, Стеблёв сидел и чесал затылок. Это таким же образом себя чувствовал Викторов, когда посадили Макеева». Да, было отчего чесать затылок Викторову, получившего прекрасную характеристику в обком партии от разоблачённого врага народа Макеева, своего ближайшего руководителя!
26 июля 1937 года, через две недели после ареста Макеева пришли за Викторовым, обвинив его в принадлежности к так называемой Всеукраинской троцкистской молодёжной организации (ВТМО). И, согласно протоколу бюро горкома от 31 июля 1937 года, он был выведен из состава членов пленума и членов бюро горкома партии и исключён из партии, как враг народа.
Таким образом, от момента вступления в должность Алексеем Викторовым секретаря горкома до ареста прошло 11 месяцев.
Начались допросы. Все обвинения носили весьма общий и надуманный характер. И всё же дело А. Викторова передали Военной коллегии Верховного Суда СССР, которая на закрытом заседании 17 сентября 1937 года без участия подсудимого, свидетелей и защиты приговорила Алексея Ивановича Викторова к расстрелу. Судом не было принято во внимание наличия в деле показаний свидетелей, в частности А. Е. Великой, которая, хорошо зная А. Викторова, положительно характеризовала его, как добросовестного работника. Приговор привели в исполнение на следующий день в Днепропетровске.
Супруга Викторова, двадцатипятилетняя Серафима Ильинична, после расстрела мужа была осуждена, как жена репрессированного, к пяти годам исправительно-трудовых лагерей.
 Макеев Ефим Григорьевич
В 1929 году, получив диплом коммунистического университета им. Свердлова, Ефим Макеев был назначен в Средне-Волжский край. В 1931–1932 годах состоял заместителем председателя крайпотребсоюза в Самаре, где тесно сотрудничал с Менделем Хатаевичем, на то время секретарём губкома партии.
         Когда в январе 1933 года Менделя Хатаевича назначили первым секретарём Днепропетровского обкома партии, он получил разрешение из ЦК ВКП(б) о праве подбора руководящих кадров области по своему усмотрению. Имея хорошее мнение о Ефиме Макееве, перевёл того секретарём парткома завода им. Петровского, одного из ведущих металлургических предприятий Украины. Ефим Макеев был человеком искренне преданным делу партии, он даже свою дочь назвал в честь вождя мирового пролетариата – Ильичана.
Возглавив мощную партийную организацию, Е. Макеев становится делегатом ХVII съезда ВКП(б). В сталинской историографии ХVII съезд партии носит название «съезда победителей», поскольку на нём впервые отсутствовала какая-либо оппозиция.
         Вернувшись из Москвы, Ефим Григорьевич целиком отдался работе. План 1934 года был досрочно выполнен, о чём заводчане с гордостью доложили Сталину в письме, опубликованным в газете «Правда» в декабре 1934 года. В 1935 году завод Петровского принял участие в движении по отказу от государственных дотаций и переход к безубыточному труду. В этих достижениях присутствовал весомый вклад партийной организации завода и её секретаря Ефима Макеева, который был награждён орденом Трудового Красного Знамени и избран членом Центрального Комитета Коммунистической партии Украины.
К тому времени в Днепропетровской области начинает устанавливаться культ Хатаевича. Его имя удостаивается чести носить многие-многие заводы, учреждения, улицы и площади области, в том числе русский драматический театр в Каменском. Товарищ Хатаевич везде и всюду. Он приветствует с трибуны парад неунывающих физкультурников, на приз его имени устраивается конкурс на лучшее лечебное учреждение, повсеместно его портрет соседствует с портретами Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина.
         В марте 1937 года Хатаевич идёт на повышение в Москву, становится вторым секретарём ЦК ВКП(б). Его место в областной Днепропетровской парторганизации занимает Марголин. Макеева в мае 1937 года избирают первым секретарём Днепродзержинского обкома партии, а 8 июня бюро обкома утвердило его на этой ответственной должности. При представлении Макеева секретарь обкома Марголин подчеркнул, что Ефим Григорьевич имеет большой опыт партийной работы и умеет поднимать людей на самоотверженный труд. Причиной перевода Макеева в промышленный, но провинциальный Днепродзержинск, можно назвать то, что пост первого секретаря городского комитета выше, нежели пост секретаря парткома завода, даже такого крупного, как Петровка. Ну и вторая причина, в Днепродзержинске в апреле 1937 года был арестован секретарь городской парторганизации Ф. Кинжалов, и опытного Е. Макеева бросили на укрепление горкома КП(б)У. Одарённый, но ещё молодой партиец А. Викторов, не проработав и месяца первым секретарём, вернулся на прежнее место второго секретаря. Впрочем, Алексея Викторова уже месяц «пасли» органы НКВД, о чём, очевидно, было известно областному руководству.
Летом 1937 года в политической жизни области произошли события, повлиявшие на всю её партийную жизнь. Арестован «лучший большевик» М. Хатаевич, а также многие «люди Хатаевича», в числе которых Ефим Макеев.
Характерно, что ордера на арест Хатаевича и Макеева выписаны в один день 9 июля 1937 года, но за Макеевым пришли только 10 июля. Очевидно, местные чекисты ждали подтверждения ареста Хатаевича.
От момента вступления в должность Ефимом Макеевым секретаря Днепродзержинского горкома партии до ареста прошло менее двух месяцев.
Ефиму Григорьевичу инкриминировали принадлежность к контрреволюционной террористической троцкистской организации. 15 июля партбилет Макеева и сообщение об его аресте поступили в обком партии.
22 июля 1937 года тот же секретарь обкома Марголин, который месяц назад характеризовал Макеева, как человека, умеющего поднимать людей на самоотверженный труд, предложил бюро обкома освободить Макеева с поста первого секретаря Днепродзержинского ГКП и исключить из партии, как врага народа.
Протокол первого допроса Макеева датирован лишь 7 сентября 1937 года. Подготовленный и физически, и морально, арестованный сразу же признал свою вину и заявил о своём решении прекратить борьбу с партией и откровенно рассказать о деятельности троцкистского подполья.
5 октября 1937 года на закрытом судебном заседании без участия подсудимого, свидетелей и защиты Ефим Григорьевич Макеев был приговорён к смертной казни через расстрел. Приговор приведен в исполнение в Харькове. Он ненадолго пережил своего могущественного покровителя. Менделя Марковича Хатаевича, «создателя правоцентристского блока Днепропетровщины», расстреляли 30 октября 1937 года.
         Супруга бывшего секретаря горкома партии Рахиль Лазаревна Макеева-Грейс, кассир Днепродзержинской городской столовой №10, в 1929 году окончила Академию коммунистического воспитания им. Крупской, работала в парткабинете завода им. Петровского. На заседании бюро Днепродзержинского горкома подверглась исключению из партии по обвинению в связи с мужем-троцкистом Макеевым, по поводу чего высказались члены бюро Паперман и Стеблёв. Партбилет отобран при исключении. После расстрела мужа Рахиль Лазаревну арестовали и постановлением Особого совещания НКВД СССР от 21 июля 1938 года, приговорили, как члена семьи репрессированного, к пяти годам исправительно-трудовых лагерей.
 Рафаилов Михаил Маркович
Секретарь заводского (ЗПК) и районного (РПК) парткома КП(б)У завода имени Дзержинского родился в 1903 году в г. Владимир-Волынский. Еврей, образование начальное, член партии с июля 1919 года, женат, двое детей. До 1925 года пребывал на уездной, губернской комсомольской работе, работал в ЦК ЛКСМУ. С 1925 по 1933 годы – на партийно-политической работе в рядах Красной Армии. Позднее, до 1935 года, начальник политотдела МТО, с 1935 года на заводе Дзержинского. В характеристике, данной Макеевым на Рафаилова в середине 1937 года в обком партии, говорится: «является стойким коммунистом и партийным работником, проводящим генеральную линию партии. Имеет достаточный опыт руководящей партийной работы. Политически грамотен, выдержан. Партвзысканиям не подвергался».
На Днепропетровском областном партактиве, посвящённом итогам февральско-мартовского (1937 года) Пленума ЦК ВКП(б) Рафаилов вместе с Лысовым подняли голос на самого Иосифа Манаенкова. Очевидно, откуда-то сверху пришло указание «топить» директора ДГЗ.
Лысов: «Хочет того Манаенков или не хочет, но он оказался в результате подбора кадров в замкнутом кругу врагов».
Рафаилов: «На ДГЗ есть ещё много неразоблачённых врагов всех мастей, но разве ты, Манаенков, в меньшей степени в этом виноват? Ведь ты восемь лет на заводе, а я полтора. Но ты так ни одного человека и не разоблачил. Непонятно, почему всё раскрывается помимо тебя?»
Рафаилов, выступая против Манаенкова, бросал упрёки и в адрес супруги директора завода: «Считаю неправильным, когда в Бердянске детский городок назвали именем Марии Степановны Манаенковой».
Но партийным секретарям их большевистская принципиальность не помогла. Уже 4 ноября 1937 года на заседании бюро Днепродзержинского горкома Рафаилова исключают из партии, как врага народа, арестованного органами НКВД. На том же заседании секретарю ЗПК ГРЭС тов. Мальцеву предложено поставить вопрос о партийности жены Рафаилова – Суриной. В тот же день решением парторганизации ГРЭС «Сурина Вера Васильевна из партии исключена за дачу характеристики врагу народа Ефимову, которую заверил её муж Рафаилов, ныне разоблачённый, как враг народа, и, как не внушающую политического доверия».
14 января 1938 года на заседании коллегии Верховного Суда СССР М. Рафаилов по обвинению в принадлежности к контрреволюционной организации бухаринского направления был осужден к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 15 января 1938 года. После суда над Рафаиловым, его супруга Вера Сурина, инспектор городской электростанции, была арестована и постановлением Особого совещания НКВД СССР от 21 июня 1938 года осуждена к 8 годам исправительно-трудовых лагерей.
 Стеблёв Константин Григорьевич
Будучи исполняющим обязанности секретаря горкома «довёл до конца» дело Иосифа Манаенкова, когда последнего исключали из партии на заседании бюро горкома 23 ноября 1937 года. На том памятном бюро, кроме самого Стеблёва, присутствовали члены бюро: Брежнев, Карпов, Жупинас, Щербаков, секретарь РПК завода им. Дзержинского Павленко, а также представитель ЦК КП(б)У Островский. В разделе «Конфликтные дела» под №1 рассматривалось дело Манаенкова, арестованного органами НКВД. По существу вопроса докладывал товарищ Стеблёв; высказались Жупинас и Щербаков. Постановили: Манаенкова, как врага народа, из партии исключить. Под протоколом №40/26 подписи Стеблёва, Брежнева, Карпова, Жупинаса, Щербакова.
Но буквально через два дня и.о. секретаря Днепродзержинского ГПК был сам арестован органами НКВД. На экстренном заседании бюро горкома партии заслушали сообщение начальника горотдела НКВД лейтенанта В. Папермана. Постановили: Стеблёва К. Г., как врага народа, из партии исключить.
От момента вступления в должность Константином Стеблёвым и.о. секретаря горкома до ареста прошло четыре месяца.
На этом же заседании бюро обсуждался ещё один щекотливый вопрос: «Об общегородском партактиве, который созывается 27/ХI-37». 27 ноября в Днепродзержинске должен был состояться партактив. Да вот беда, пригласительные билеты на Горпартархив были подписаны врагом народа Стеблёвым. После обсуждения постановили поручить редактору газеты «Дзержинец» т. Андриенко к утру 27 ноября отпечатать новые пригласительные билеты, которые раздать приглашённым на актив в момент входа в зал, изъяв в это время старые пригласительные билеты. Таким образом, честь горкома партии была спасена, и партактив прошёл на высоком идейном и политическом уровне.
Ну а Константин Григорьевич Стеблёв 16 января 1938 года обвинён Военной коллегией Верховного Суда СССР в принадлежности к контрреволюционной организации и на следующий день расстрелян.