Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка

Вітаємо Вас на сайті нашої бібліотеки

Бібліотека

Наше місто

История Верхней колонии

член Национального краеведческого общества «Лелека»

История Верхней колонии
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ
Вначале общеизвестные факты. Образованное 16 мая 1886 года Южно-Русское Днепровское Металлургическое Общество уже весной 1887 года начало работы по постройке завода и устройству рудников. Одновременно производилось строительство жилья для служащих и рабочих Днепровского завода в селе Каменском.
Местность, являющаяся заводской территорией, представляла собой две равнины, переходящие одна в другую. Обе они расположены приблизительно на сто метров ниже главной линии Екатерининской железной дороги со станцией Запорожье, ныне Баглей. Более высокая из двух равнин площадью в 21 десятину послужила местом для постройки главной конторы Днепровского завода, жилых домов для директора и служащих, а также зданий общественного характера. Эта часть по своему возвышенному положению была названа «Верхней колонией». Её обвели деревянным забором, составлявшим границу между верхним селом Каменским и незастроенными участками земли завода с одной стороны и жилыми зданиями для служащих – с другой. В современной топографии первоначальная граница Верхней колонии соответствует улице Красногвардейской, переходящей в улицу Коваленко с массивом застроек в сторону Вокзальной улицы.
Наиболее давними общественными сооружениями Верхней колонии, как и практически всего города, можно назвать следующие. Это здания заводской больницы (постройки 1888 года), центральная часть корпуса заводского училища 1891 года (ныне коммерческий техникум), водонапорное здание со строениями, входящими в этот комплекс. А также магазин Общества потребителей постройки 1892 года (ныне двухэтажное здание, находящееся на углу Призаводской площади, рядом с магазином АТБ), хотя, строго говоря, это здание лишь примыкало к Верхней колонии. Самыми старыми сохранившимися жилыми домами Верхней колонии, без сомнения, являются двухэтажные здания Заводского суда, Прокуратуры города и бывшего страхового общества «Саламандра» (ОНТИ ДМК), которые присутствуют уже в альбоме видов Днепровского завода 1894 года екатеринославского фотографа Н. Иванова. Эти дома были предназначены для представителей администрации завода («Саламандра», ул. Губы, 4), инженерно-технических работников (Прокуратура, ул. Губы, 2), одиноких служащих (Заводский суд, ул. Губы, 5).
23 июня 1891 года по инициативе директора-распорядителя Игнатия Ясюковича на Днепровском заводе состоялось собрание рабочих и служащих-католиков, на котором было принято решение о постройке костёла. Место для будущего храма купили у сельчан Каменского. В свою очередь, 28 июня 1891 года рабочие и служащие православного вероисповедания обратились к епархиальному начальству за разрешением на строительство православного храма. Земля под строительство церкви была отпущена Сельским обществом Каменского безвозмездно. Свято-Николаевская церковь при Днепровском заводе ЮРДМО освящена 9 мая 1894 года. Костёл Святого Николая, воздвигнутый в сентябре 1897 года, освящён 14 мая 1898 года. Таким образом, и церковь, и костёл были построены вне пределов Верхней колонии, на земле, принадлежавшей до того времени Каменскому Сельскому обществу.
Верхняя колония стремительно разрастается, и тридцать два её жилых дома образовывали несколько улиц, которые оставляли впечатление аллей дачной местности. В 1895 году появились дома для семейных служащих (ул. Проходной тупик, №3 и №5). Уже через год построены шесть домов-коттеджей вблизи Заводского училища (ныне ул. Школьный тупик). В 1898 году рядом с ними построены ещё шесть одноэтажных домов (ул. Коваленко), а на современной улице Проходной тупик №1 появился двухэтажный жилой дом для служащих. Каждый отдельный дом окружался забором-штакетником и располагался среди деревьев сада. Один большой двухэтажный дом (ул. Губы, 1) был отведен для приёма приезжих гостей завода. Дома для семейных инженеров и служащих содержали квартиры на три, четыре, пять или семь комнат с кухнями и передними. Неотъемлемой принадлежностью каждого дома составляли деревянные службы и каменные ледники, а при некоторых – отдельные пристройки для кухонь с комнатами для прислуги. Дома Верхней колонии освещались электричеством, а улицы – электрическими дуговыми фонарями, вода была проведена в каждую отдельную квартиру.
Необходимо отметить, что улицы Верхней колонии не имели названий, а жилые дома обозначались только номерами. Поэтому почтовые отправления выглядели следующим образом: «Запорожье-Каменское, Верхняя колония, дом номер такой-то, господину N». Чаще же всего письма для инженеров и служащих приходили в Главную контору Днепровского завода.
В 1898 году заводской персонал составлял 5.400 человек, в том числе 5.200 рабочих и 200 служащих, большинство из которых проживало на Верхней колонии, пользуясь бесплатным жильём, за исключением наиболее высокооплачиваемых представителей администрации. В это время Днепровское Общество для своих нужд докупило у крестьян Каменского землю, но совершенно на других условиях, чем десять лет назад при заключении первой сделки. Решением заседания Губернского Присутствия от 20 апреля 1898 года было утверждено постановление Каменского Сельского общества от 15 марта 1898 года о продаже 101 десятины надельной земли. Во-первых, пришлось платить за каждую десятину не по 100–250 рублей местных цен, как это было в первый раз, а практически в десять раз дороже – по 1500 рублей. Причём расходы по купчей крепости возлагались на ЮРДМО. Во-вторых, Общество не имело права устраивать на втором участке земли торговые точки и рынок. Но, не смотря на такие условия, сделка состоялась, и расчётливые селяне Каменского на вырученные от продажи 151 тысячи 500 рублей купили 300 десятин плодородной земли, а ЮРДМО приступило к освоению новых площадей, не забывая о развитии «старой» Верхней колонии.
Одновременно с благосостоянием завода развивались и многие полезные учреждения, имеющие связь с жизнью рабочих и служащих. Не говоря уже о больнице, жилых домах и пожарной команде, как об учреждениях первой необходимости, укажем в хронологическом порядке на возникновение различных учреждений Верхней колонии, свидетельствующих о том, как заводоуправление старалось удовлетворить материальные и нравственные потребности своих тружеников.
В 1898 году надстроен второй этаж фабричного училища. Это дало возможность увеличить число учащихся до более шестисот пятидесяти человек. В 1899 году на краю Верхней колонии при самом спуске к заводу окончено возведение здания в стиле модерн новой Главной конторы – Заводоуправления Днепровского завода. Со стороны завода на ступенях, ведущих к Главной конторе, были установлены две бетонные скульптуры львов. А со стороны жилых домов передний подъезд Главной конторы соединялся с улицей бетонным мостом, на перилах которого были поставлены две скульптуры, символизирующие Промышленность и Торговлю. Рядом с Заводоуправлением построен Инженерный или Заводской клуб с библиотекой и местом собраний членов Гимнастического общества. Расширяется Заводская больница за счёт строительства новых корпусов амбулатории, аптеки, операционного отделения, кухни и отделения для инфекционных больных. На новых участках Верхней колонии в 1889 году возведены за костёлом Зимний клуб Общества гребного плавания (не сохранился), а рядом с церковью – Народная аудитория для рабочих (1900 год) и разбит при ней парк. И через сто лет после строительства Народной аудитории, преобразованной в середине тридцатых годов двадцатого столетия в драматический театр, это здание остаётся одним из самых востребованных интеллигенцией Днепродзержинска.
После волнений первой русской революции, жилые дома Верхней колонии были обнесены шлакобетонной стеной, заменившей деревянный заборчик, для защиты её жильцов от возможных посягательств со стороны люмпен-пролетариата. Вход на Верхнюю колонию, кстати говоря, совершенно свободный для толерантно настроенных каменчан, осуществлялся через красивые кирпичные арочные ворота с башнями в средневековом стиле. Над входом привлекали внимание римские цифры «MDCСССV», что соответствует арабскому «1905». Когда страсти улеглись, и события 1905 года отошли в прошлое, начинается новый этап застройки Верхней колонии.
В 1906 году построен родильный приют при Заводской больнице и дан старт освоению очередного участка Верхней колонии. Бывший пустырь украсился прекрасными зданиями женской, а через год и мужской гимназии, с которой соседствовал одноэтажный жилой дом для её директора. Почётным попечителем мужской гимназии стал директор-распорядитель ЮРДМО Игнатий Ясюкович. Мужская и женская гимназии дали название Гимназическому проспекту, ставшему границей между Верхней колонией и Новыми планами села Каменского.
Мировой промышленный кризис 1907–1908 годов, затронувший и Днепровский завод, приостановил жилищное строительство. В 1909–1910 году на Гимназическом проспекте возведены здания Детского православного приюта имени Ясюковича и школы приюта (ныне первый и второй корпус Университета). Близ костёла завершено сооружение здания Детского приюта и школы образованного «Римско-католического общества пособия бедным». По свидетельству ежедневной общественной и литературной газеты «Отклики жизни», католический и православный приюты «по справедливости служат гордостью населения. В них содержатся на полном иждивении более сотни сирот, выброшенных судьбою на улицу, но теперь нашедших в приютах уютный теплый угол и сердечные заботы».
В начале 1910 года Заводоуправлением принято решение о строительстве новых двухэтажных домов для служащих – один на четыре квартиры по пять комнат (в настоящее время здание городского архива), и рядом с ним, ближе к Народной аудитории второй – на четыре квартиры по шесть комнат. В мае 1910 года начали составлять заявки на получение этих квартир, на которые претендовали разные заводские начальники. Квартиры распределялись лично директором Днепровского завода. Таким образом, новые дома подтвердили сущность определения «колония», то есть, места компактного проживания переселенцев из отдалённых, нездешних мест.
В 1914 году напротив Народной аудитории построен двухэтажный жилой дом для инженерно-технических работников завода, известный сейчас как здание «Континент». В конце следующего 1915 года Верхняя колония дополнилась последними жилыми домами. Это Дом для учителей Каменского (ул. Институтская, 1) и дом №40, получивший странное название – Дом для иностранных специалистов (ул. Институтская, 2). Какие иностранные специалисты в разгар мировой войны? Вполне возможно, что название «Дом для иностранных специалистов» это величественное сооружение получило гораздо позже. В конце 20-х годов в Каменское для развития Днепровского и Вагоностроительного заводов прибыла целая группа специалистов из Польши, Франции, Бельгии и Германии, некоторые из них проживали в сороковом доме. Интересно, что директор завода Адольф Макомаский ещё в мае 1916 года держал квартиры дома №40 свободными, хотя желающих иметь такое шикарное жильё было предостаточно. Последним дореволюционным сооружением Верхней колонии, завершающим её формирование, становится внушительная трёхэтажная часть заводоуправления Днепровского завода, пристроенная к Главной конторе в 1916 году.
Дома и сооружения Верхней колонии имеют, как типовую, так и оригинальную планировку. Но архитекторы большинства зданий неизвестны. Возможно, что некоторыми их создателями являлись заводские инженеры. Не вызывают сомнения фамилии зодчих Бродницкого и Петровецкого – авторов постройки и перестройки Заводской православной церкви, архитектора костёла Хорманского. А также начальника строительного цеха Днепровского завода Сокола, по проекту которого сооружены трёхэтажный Дом для иностранных специалистов, трёхэтажная пристройка к Главной конторе и, предположительно, Дом для учителей Каменского. Однако продолжить освоение земель Верхней колонии, как благоустроенного заводского участка, помешала революция.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СОВЕТСКАЯ
Как ни парадоксально это прозвучит, но история Верхней колонии советского периода, более близкая к нам по времени, изучена гораздо хуже, нежели история дореволюционная. Поэтому некоторые положения этой части краеведческого исследования являются предположительными и требуют дополнительного изучения и документального подтверждения.
После окончания периода гражданской войны и окончательного установления Советской власти в Каменском наступает социалистическая эпоха преобразования Верхней колонии. В административном отношении Каменское ещё долгое время делился на городскую и сельскую части. Городская часть управлялась Каменским райисполкомом, и Верхняя колония, не имевшая улиц, была как бы районом в районе. Кроме того, Верхняя колония самим своим названием постоянно напоминала о старорежимном аристократическом положении этого поселения. 19 декабря 1923 года постановлением ВУЦИК Каменское получил подтверждение городского статуса, за которым последовало топонимическое переустройство – расчленение Верхней колонии на отдельные улицы, которые обрели имена собственные. Поначалу топонимика улиц была самым непосредственным образом связана с характером местности или привязана к объектам общественного характера. Шлакобетонная стена с готическими воротами, ограждавшая Верхнюю колонию, была разрушена.
Поликлиническая улица, Конторская улица, улица Набережная, Школьный тупик, Бассейный тупик, Проходной тупик не вызывали сомнения в местонахождении этих коротких улочек. Но уже начали появляться и названия, имеющие чисто советское звучание. Гимназический проспект переименован в проспект имени товарища Пелина, чтобы и духу не осталось от старорежимных гимназий. Улица Красногвардейская получила наименование по штабу Красной гвардии, который располагался в доме на пересечении современных улиц Карла Маркса и той же Красногвардейской. Недолго просуществовала Конторская улица, получившая новое название Кооперативная. На Кооперативной улице уже в 1933 году в доме №2 располагался Каменской торгсин (ныне кафе «Лира» на пр. Пелина). На Кооперативной улице заседал и городской совет ОСОАВИАХИМ, деливший вместе с музеем истории города здание закрытой православной церкви. Забегая вперёд, скажем, что в дальнейшем улицу Кооперативную назвали именем российского большевика Сергея Кирова, а Поликлиническую – более логично – улицей Коваленко, в честь нашего выдающегося земляка – терапевта и автора перевода на украинский язык «Слова о полку Игоревем».
Улица Набережная, на которой ещё в 1938 году в доме №11 размещалась редакция заводской многотиражки «Прапор Дзержинки», приняла название Вокзальная. В это же время на карте бывшей Верхней колонии появилась улица Губы, названная в честь старого большевика Алексея Губы, бывшего начальника милиции и заместителя начальника Каменской ЧК, умершего в 1934 году.
В конце двадцатых начале тридцатых годов в связи с расширением производства на ДГЗ, в Каменском возник острый жилищный кризис. Пожалуй, первым зданием, построенным на Верхней колонии в Советское время, является одноэтажный дом сложной конфигурации около костёла, в котором сейчас размещается Детское отделение психиатрической больницы. В дальнейшем Верхняя колония дополняется двух, трёх и четырёхэтажными жилыми домами, уже мало имеющими отношение к архитектуре. Многие одно и двухэтажные дореволюционные здания достраиваются до двух, трёх и даже четырёхэтажных. Впоследствии некоторые из них не выдержали нагрузки и стали разрушаться. По периметру бывшего директорского парка (улицы Губы, Проходной тупик, Вокзальная, Кирова) вырастают трёхэтажные, четырёхэтажные дома и две первые пятиэтажки. На месте снесенного дома Директора Днепровского завода выросло четырёхэтажное здание, выполнявшее в разное время разные функции, в том числе помещения спецкомендатуры. Формируются новые улицы, в частности, Институтская и Розы Люксембург, а также площадь Ленина рядом с бывшей Народной аудиторией. И, тем не менее, адрес «Верхняя колония» сохранялся вплоть до Великой Отечественной войны. Так, репрессированный в 1938 году Юлиан Кальвасинский, согласно заведенному на него делу НКВД, проживал по адресу: г. Днепродзержинск, Верхняя колония, дом 5, квартира 4.
Но самой нефортунной оказалась судьба названия площади перед театром. Ещё 5 марта 1926 года на заседании Каменского райкома КП(б)У слушался вопрос о строительстве в городе памятника В. И. Ленину. И в 1927 году неуклюжий монумент в стиле кубизма работы скульптора И. Кавалеридзе установили рядом со зданием театра имени Т. Шевченко, а самой площади дали имя вождя. Перед вступлением фашистских оккупантов в Днепродзержинск, памятник Ленину был демонтирован и отправлен в эвакуацию. Захватившие город немцы на этом же постаменте установили железобетонного орла, а площади присвоили имя Адольфа Гитлера. После освобождения города всё вернулось на круги своя, но поскольку монумент Ленина навечно остался в эмиграции, то есть, эвакуации, 1 октября 1944 года на площади было установлено другое изваяние Владимира Ильича. В 1958 году на Транспортной площади Днепродзержинска сооружён монумент основателю Советского государства работы нашего земляка архитектора И. Першудчева. В связи с этим, Транспортную площадь естественным образом переименовали в площадь В. Ленина, а чтобы не возникало путаницы, старую площадь Ленина (около театра) назвали Комсомольской.
После знаменитого полёта Юрия Гагарина Комсомольскую площадь переименовали, дав ей имя первого советского космонавта. Ко дню авиации 1976 года на площади Гагарина установили памятный знак в виде реактивного самолёта МИГ-19 с бортовым номером «33». Из справки о памятном знаке следует, что «основание постамента железобетонное. Высота постамента 8 м. Длина стрелы 25 м. Вес самолёта МИГ-19 – 2845 кг (двигатели и вооружение сняты), материал постамента сталь марки ВСТ3КП2. Длина самолёта 12,5 м, высота 3,3 м». В 2000 году, когда Днепродзержинск отмечал 250-летие со дня первого письменного упоминания о селе Каменском, площадь перед театром в шестой раз переименовали, и сейчас мы «маємо те, що маємо» – Площадь 250-летия города.
В настоящее время район бывшей Верхней колонии считается частью исторической зоны города. Такое решение было принято исполнительным комитетом Днепродзержинского городского совета 16 декабря 1992 года. В частности, решением исполкома предписывалось: «Организациям и учреждениям, расположенных в зданиях, расположенных в исторической зоне, запретить изменять их внешний вид. Запретить Заводскому райисполкому выдавать разрешения на строительство гаражей и пристроек. Управлению главного архитектора подготовить план реставрации исторической зоны в срок до 01.03.1993. Предприятиям и организациям, имеющим здания в исторической зоне, предусмотреть средства на их ремонт и реставрацию».
Уж скоро двадцать лет минет со дня принятия этого судьбоносного для Верхней колонии постановления. За это время, вопреки вердикту исполкома, были нагло снесены исторические здания по Бассейному и Школьному тупикам. Коттеджи Школьного тупика постройки 1896 года превращены в мастерские и склады. Достроенный до трёхэтажного, жилой дом по улице Коваленко-2 просел, покрылся сквозными трещинами и не подлежит восстановлению. Территория бывшего директорского парка превратилась в промплощадку. Неухоженный участок за театром имени Леси Украинки имеет вид пустыря, заросшего акациями. На глазах рушится Дом для иностранных специалистов. Территория исторической зоны Днепродзержинска с её гаражами, пристройками, бетонными заборами и мусором под ними, производит удручающее впечатление и выглядит, мягко говоря, непрезентабельно.
И, тем не менее, Верхняя колония по-прежнему остаётся районом, который мог бы служить визитной карточкой нашего города. Порукой тому является судьба, вид и состояние зданий Первой городской больницы, технического лицея, католического костёла, театра, прокуратуры, зданий заводоуправления и народного музея ДМК и, конечно, Свято-Николаевского собора, территория вокруг которого будет кардинально благоустроена. Имея заинтересованных хозяев, эти сооружения ещё долгие годы могут служить людям. Но комплексное сохранение Верхней колонии по примеру европейских городов, как единого исторического района, под силу лишь государству. Но к кому взывать этими строками?