Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка

Вітаємо Вас на сайті нашої бібліотеки

Бібліотека

Наше місто

Ксёндз Томашевський

Томашевский Константин Теофилович (1883 – ?)

«…пусть Блощака венчает Троцкий…»

Политические события 1917 года и гражданской войны поначалу не очень затронули религиозную жизнь в Каменском. В самые бурные годы кровавых междоусобиц, когда Каменское переходило из рук в руки, местные церкви и дома молитвы продолжали свою деятельность. Однако гонения на «инакомыслящих» священников начались практически сразу после установления советской власти.

С сентября 1919 года администратором и единственным священником Каменского приходского костёла Святого Николая становится ксёндз Константин Томашевский. По свидетельству современников, это был решительный, умный и мужественный человек. Он родился в 1883 году, рукоположен в священники в 1909 году, тогда же и получил свою первую должность викария приходской церкви во имя Святого Иосифа-обручника Пресвятой Девы Марии города Николаева.

21 сентября 1919 года им совершено первое крещение в костёле Святого Николая.

«…окрещен младенец по имени Ольгерд администратором священником Томашевским со всеми обрядами Таинства. Крестьян Ковенской губернии Шовинского уезда Юзефа и Розалии, урожденная Эймойтис, Ковалевских законных супругов сын, родившийся 1919 года 2 июля в г. Каменское Каменского римско-католического прихода. Воспреемниками при Святом крещении были Станислав Коморовский и Анна Ковамонис».

Каменской приход в двадцатые годы по-прежнему входил в состав Тираспольской епархии, но уже с центром в Карлсруэ – колонии в Одесской области. При костёле продолжал функционировать детский католический приют. Но фактически Каменским приходом управляли из Екатеринославского губисполкома. Все религиозные общины, в том числе и римско-католический костёл Святого Николая, были обязаны ежегодно представлять в Отдел Управления губисполкома списки своих членов. Ах, как понадобятся эти списки органам НКВД лет через десять-пятнадцать! Но костёл продолжал существовать. Согласно записям в книге крещаемых Каменского приходского костёла, за три с половиной месяца 1920 года (записи обрываются 18 апреля) в приходе со всеми обрядами Таинства ксёндзом Томашевским окрещено 38 младенцев! Но всё же это уже был закат некогда процветающей католической парафии, насчитывающей до 1917 года 7 тысяч прихожан.

19 мая 1921 года ксёндз Константин Томашевский был арестован местной ЧК (по странности называемой Политбюро) по обвинению в дискредитации советской власти и компартии. Факт дискредитации заключался в отказе администратора костёла обвенчать в храме местного жителя, проживавшего по Староверовской улице в доме №6, большевика Леопольда Блощака. Разумеется, большевик Блощак этого оставить не мог и подал заявление на священника с требованием заставить последнего совершить таинство бракосочетания над ним и его невестой гражданкой Вальнер. Чекисты начали дознание и направили администратору костёла предъявление с требованием «объяснить своё поведение». Константин Томашевский держал себя со свойственным ему мужеством и присутствием духа.

В Каменскую милицию
В ответ на предъявление милиции от 17 мая, сообщаю, что Леопольд Блощак не католик, а по постановлению Римско-католической церкви исполнять требы над не католиками не имею права.
Каменское, 17 мая 1921.
Настоятель кс. Томашевский.
………
После этого в местное Политбюро, то бишь, ЧК был вызван в качестве свидетеля товарищ Блощак для дачи показаний по существу вопроса.

Протокол допроса
Мая 18 дня 1921 года я, нижеподписавшийся Блощак Леопольд Иосифович, 28 лет, вероисповедание римско-католическое, грамотный, под судом и следствием не был, допущен в качестве свидетеля и по существу дела показал следующее.

Шестого мая сего года я с гражданкой Вальнер обручился гражданским браком в Отделе ЗАГС, но её родители, желая, чтобы наш брак был прочнее, обязали нас в том, чтобы мы обвенчались в костёле или церкви. Я думал обвенчаться в костёле, так как сам католик. Придя первый раз к ксёндзу, первым долгом он меня спросил: были ли вы в партии? Я ему ответил, что да – состоял и состою членом КПБ (то есть, коммунистической партии большевиков – авт.) с 1919 года мая месяца в Смоленской организации командных курсов комсостава. Услышав от меня таковой ответ, он мне объявил, чтобы я дал в костёле при публике отречение от партии, говоря, что я, как член партии, недостоин даже быть в костёле, ибо коммунисты, как разбойники, не должны быть в костёле. В свою очередь, я ему сказал, что я об этом разговоре заявлю в исполком. Он сказал, что заявляйте куда хотите, я ничего не боюсь. Больше показать ничего не могу, в верности показанного расписываюсь.
………
И вот уже завертелась чекистская машина по делу, которое ещё три-четыре года назад было просто немыслимо в условиях власти «старого режима».

Протокол допроса
гр. Томашевского Константина Теофиловича, 38 лет, грамотен, ксёндз, беспартийный – сочувствующий христианской социал-демократической партии
Опрошенный в качестве обвиняемого, показываю: приблизительно 9 или 10 мая ко мне пришёл гр. Блощак Леопольд и попросил у меня принять его невесту в католичество, исповедать его и обвенчать. Я согласился с условием, если он даст официальное отречение от большевистско-коммунистической партии, как враждебной Богу и церкви. Он сначала соглашался, но когда пришёл последний день, он отказался, и на этом основании я его не венчал, так как он не католик.

Вопрос: Откуда Вы взяли, что коммунист не может быть верующим человеком.
Ответ: Потому, что коммунизм не признаёт никакой религии.
Вопрос: Кто дал Вам разрешение требовать от коммунистов подписки об отречении от своих взглядов?
Ответ: Так как гр. Блощак коммунист, а коммунизм – партия, отрицающая религию, то если он желает, чтобы я исполнил над ним религиозные обряды, он должен отречься от коммунизма.
Вопрос: Для чего Вы настаивали, чтобы гр. Блощак отрёкся при молящихся громогласно от партии?
Ответ: Нет, я такого требования не выставлял.
Вопрос: Почему же Вы требовали подписи, ведь Бог должен верить на слово, а не бумажке.
Ответ: «Вера высказывается в деле», – говорил апостол Яков, а бумажка тоже дело.
Вопрос: Раз Соввласть не от Бога, признаёте ли Вы её?
Ответ: В гражданских вещах подчиняюсь, а в религиозных нет. В гражданских – постольку, поскольку они не противоречат Церкви.
Допрос провёл замуполномоченный II группы – подпись.
………
Воистину, «Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек?»
После проведенного допроса у чекистов не осталось двух мнений относительно дальнейшей судьбы католического священника. Дискредитация советской власти и коммунистической партии была налицо.

Постановление
1921 года мая 19 дня, я, помощник уполномоченного II группы Секретно-Оперативного Отдела Каменского Политбюро, рассмотрев обвинительный материал предварительного следствия по делу гр. Томашевского К. Т., обвиняемого в дискредитировании Соввласти и Компартии, арестованного по ордеру Политбюро, нашёл, что гр. Томашевский К. Т. Обвиняется в дискредитировании Соввласти и Компартии.
Постановил избрать меру пресечения до суда и следствия заключение под стражу в арестном доме при Гормилиции. Постановление объявлено обвиняемому под расписку.
……….

Узнав об аресте своего настоятеля, местные католики решили, во что бы то ни стало, отстоять его. Написав коллективное письмо председателю исполкома А. Лихоманову, верующие направили к нему делегацию для вручения прошения об освобождении священника.

Председателю райисполкома
Нижеподписавшиеся граждане г. Каменского римско-католического вероисповедания обращаются к Вам с просьбой оказать содействие к немедленному освобождению из-под ареста ксендза Томашевского. Арест его лишает массу католиков, живущих в Каменском, духовных треб и вызывает совершенно излишнее нервное настроение у населения. Не предрешая вопроса о виновности кс. Томашевского, нижеподписавшиеся просят о немедленном его освобождении. Причём согласны взять его на поруки со всеми вытекающими из этого последствиями.
Каменское, 19 мая 1921 года.
………
Просьба возымела действие, и председатель исполкома Андрей Лихоманов наложил на неё резолюцию с предложением Политбюро освободить арестованного. Но помощник уполномоченного Секретно-Оперативного Отдела Каменской чрезвычайки остался при своём мнении, и следствие было продолжено.

Протокол допроса
гр. Москаля Бронислава Николаевича, 27 лет, грамотен, беспартийный, рабочий
17 мая сего года я с гр. Блощаком пошли к ксёндзу Томашевскому для переговоров по поводу его венца. Тов. Блощак ему сказал: «почему Вы называете большевиков бандитами и разбойниками?» Он ответил: «потому, что они такие и есть. Пусть Блощака венчает Троцкий, а если Блощак хочет, чтобы я его венчал в костёле, пусть всем даст публичное отречение от всяких политических партий».
20 мая 1921 года.
………
После таких изобличающих показаний в крамоле ксёндз Томашевский был вновь вызван на допрос.

Протокол допроса
гр. Томашевского К. Т.
Вопрос: Членов партии социал-демократов или эсеров Вы можете обвенчать без подписи?
Ответ: Не обвенчал бы.
Вопрос: Если Вам было приказано из исполкома обвенчать Блощака – обвенчали бы его?
Ответ: Нет, не обвенчал бы.
Вопрос: Не выразились ли Вы так: «пусть меня расстреляют, арестуют, я буду мучеником, но Блощака прокляну, и он не будет счастлив в этой жизни»?
Ответ: Я проклинать не имею права, эту фразу только без слов «Блощака прокляну», я говорил.
Вопрос: Не говорили ли Вы: «пусть Блощака венчает Троцкий»?
Ответ: Да, это я сказал.
Вопрос: Почему же именно Троцкий?
Ответ: Потому что о Троцком везде говорят, он управляет Россией.
………

Обойти резолюцию председателя исполкома на заявлении прихожан костёла чекисты всё же не могли, и инструктор-организатор Екатеринославской губернской чрезвычайной комиссии (ЕГЧК) направил Лихоманову письмо-внушение.

Председателю Каменского райисполкома
т. Лихоманову
На поданное Вам заявление от граждан римско-католического вероисповедания с просьбой освободить ксендза Томашевского, на котором имеется Ваша резолюция, как от исполкома, с предложением Политбюро освободить Томашевского. Впредь прошу не вмешиваться в оперативные дела Политбюро, а только просить последнее в оказании содействия. В данный момент Ваше предложение считаю неправильным.
Инструктор-организатор ЕГЧК.
………
Однако Андрей Лихоманов предложение «не вмешиваться» посчитал личным оскорблением. Лихоманов по существу своего характера был руководителем авантюрного склада, бравшего горлом и нахрапом. По сути, его мало интересовала судьба священника, но допустить, что кто-то ограничивает его власть, Лихоманов просто не мог. И после того, как он получил ультимативное письмо ЧК с требованием «не вмешиваться, а только просить», председатель исполкома лично пошёл освобождать католического священника. О чём чекистский замуполномоченный написал соответствующую докладную записку своему вышестоящему начальнику – завполитбюро.

Докладная записка
Довожу до Вашего сведения о факте, имевшего место в Политбюро. 19 сего года мая согласно Вашего разрешения мною был арестован гр. Томашевский. Приблизительно часов в 7 вечера ко мне явилась делегация от католического населения Каменского в количестве шести человек с подпиской о том, что они берут на поруки кс. Томашевского в виду того, что он один ксёндз, и некому производить манипуляции, называемые богослужением. На этом заявлении была резолюция предисполкома Лихоманова, который «приказал» арестованного гр. Томашевского освободить. А в виду того, что дело было следствием не окончено, и я, как Уполномоченный, не имею права никого освобождать без санкции завполитбюро, я и отказал, написав об этом соответствующее отношение предисполкому.

Несмотря на то, что т. Лихоманову указано, что уездполитбюро подчиняется непосредственно уездмилиции, а затем Екгубчека, он не обратил на это внимания и сам написал начальнику арестного дома предписание об освобождении ксендза. Кроме того, он объявил всем сотрудникам, чтобы все исполняли его приказания «точно, быстро и аккуратно». Затем он заявил о том, чтобы арестовали «фрукта», приехавшего из Губчека, отобрали у него мандат и выслали в 24 часа из Каменского.

Находя эти распоряжения предисполкома в корне неправильными, нахожу, что т. Лихоманов действует анархическим путём, превышает власть. Прошу Вашего распоряжения о затребовании санкций об аресте предисполкома Лихоманова. Считаю не лишним добавить, что такое поведение т. Лихоманова действует возбуждающе на массы (около здания милиции собралась толпа католиков).
Замуполномоченный II группы Подпись
20/V-21.
………
К счастью для администратора Каменского католического прихода ксёндза Томашевского демарш председателя исполкома возымел действие, и чекисты решили до поры до времени оставить священника в покое. А крепшая с каждым днём власть продолжала свои упражнения по контролю над всеми сферами жизни Страны Советов.

2 июня 1925 года Екатеринославским Губадминотделом был зарегистрирован «Устав Римско-католической имени Святого Николая Общины». Самым многозначительным был 11-й пункт Устава из раздела шестого «Порядок закрытия общества».

– Общество может быть закрыто:
а) по постановлению соответствующего исполкома или НКВД;
б) вследствие ареста части членов общества.

Над РСФСР, Каменским и римско-католической общиной Святого Николая опускалась ночь большевизма.

В том же 1925 году ксёндз Константин Томашевский, предупреждённый о готовящемся аресте, был вынужден выехать из Каменского. Но апофеозом борьбы с религией и её носителями – священниками и верующими-мирянами – стал декрет Совнаркома от 15 мая 1932 года, объявивший так называемую «безбожную пятилетку», результатом которой должно было явиться закрытие всех молельных домов СССР к 1 мая 1937 года и «изгнание самого понятия Бога».