Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка

Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка
Вітає Вас!

Бібліотека

Наше місто

Польская газета "Дзержинець"

О существовании польской газеты «Дзержинец» в Каменском известно немного. Попытаемся хотя бы частично приоткрыть завесу над одной из малоисследованных страниц нашей истории.
  Когда эта газета увидела свет в точности неведомо, она не имела самостоятельного издания и существовала в виде приложения-вкладки на польском языке к газете «Дзержинец». Первые реальные сведения о ней относятся к маю 1932 года, когда в Каменское из Киева на «нацменовскую работу» были командированы Иосиф Слипко, Альфонс Недзвецкий и Станислав Павличек. Слипко прибыл в качестве редактора польвкладки газеты «Дзержинец», Недзвецкий – секретарём редакции, а Павличек стал новоиспеченным директором польского рабфака.
 Кроме редактора и секретаря, штат польской вкладки газеты насчитывал ещё пять сотрудников: Новаковский Феликс – инструктор по массовой работе, Крицкая Анна – корректор, Завул Ванда – машинистка и одновременно студентка польского рабфака, Шлиферштейн Иосиф – массовик, Пекарский – сведений не осталось.
Постоянными «рабкорами» газеты являлись Владислав Грабицкий, Михаил Грабовский, Иосиф Владарчик. Работники редакции получали также заметки от рабочих-поляков, которые как рабкоровские материалы помещались в газете. Кроме того, делались переводы из украинских и русских газет, которые подвергались литературной обработке корректора Крицкой Анны и после этого направлялись в типографию. Рабкоры газеты премировались и даже посылались в Киев на съезд польских редакторов и рабкоров.
Польская газета «Дзержинец» не реализовывалась в свободной продаже, а распространялась среди рабочих-подписчиков. Её первоначальный тираж составлял всего 17 экземпляров, и в массе каменчан не пользовалась известностью. Скорее всего, именно из-за крайне низкого тиража, ни единый экземпляр этой газеты до сего времени не обнаружен.
В середине 1933 года бюро Каменского горкома партии приняло постановление «О польской газете «Дзержинец», в котором указывалось: «Предоставить помещение под редакцию газеты и выделить средства со стороны завода Дзержинского» (Протоколы заседаний бюро Каменского горкома партии. Апрель-декабрь 1933 г.) Средства были выделены и помещение предоставлено. Однако для сотрудников редакции наступили тяжёлые времена.
 Редактор газеты Иосиф Васильевич Слипко был «разоблачён» как польский шпион и, скорее всего, репрессирован. Его место занял 23-х летний Недзвецкий Альфонс Марьянович, бывший секретарь газеты. Уроженец села Адамовка Мархлевского района Киевской области, выходец из крестьян-середняков, он сумел получить высшее образование и по профессии являлся педагогом. По совместительству преподавал географию в польском рабфаке, был холост, исключён в своё время из комсомола «за разложенческую работу», не судим, проживал в Каменском по улице Сыровца, 13-6.
 Но недолго ему пришлось руководить польским печатным органом. В сентябре 1933 года центральной польской газетой «Трибуна» по согласованию с культпропом ЦК ВКП(б) на должность редактора польской газеты «Дзержинец» был назначен Кравчик Иван Иванович, 1905 года рождения, уроженец города Лодзи, из рабочих, женат. Член коммунистической партии Польши с 1928 года, он в 1930 году стал членом партии большевиков. В Каменском проживал ул. Сыровца, 13-6, то есть, на квартире своего предшественника Недзвецкого. В ноябре 1933 года польская газета «Дзержинец» была переименована в «Голос металлиста», по-польски это звучит, как «Глос металёвца».
К тому времени Альфонс Недзвецкий был арестован органами ГПУ и обвинялся в участии в польской контрреволюционной националистической группировке Каменского. По делу проходили наиболее активные в общественном плане поляки, возглавляющие различные организации Каменского или работающие в них. 26 февраля 1934 года в Днепропетровске состоялся процесс по делу «Контрреволюционная деятельность польского нацменаппарата», имеющего ярко выраженную национальную окраску. Прокурор просил для Недзвецкого три года высылки в Северный край, однако суд посчитал возможным признать мерой наказания срок предварительного заключения, проведенный Недзвецким в Днепропетровской тюрьме.
……..
Сколько времени Иван Кравчик был редактором газеты «Голос металлиста» неизвестно. Ясно одно, что не очень долго. Ибо в распоряжении автора настоящего материала находятся протоколы допроса Казимира Ленского, очередного редактора многострадальной польской газеты, датируемые 11 октября 1935 года и 8 июня 1937 года. Из показаний Ленского следует, что согласно распоряжения Днепропетровского обкома КП(б)У он принял редакцию польской газеты «Голос металлиста» во второй половине февраля 1935 года от некоего Зиммо-Кранца.
Справка: Ленский Казимир Романович, 1893 года рождения, уроженец г. Варшава, поляк, по специальности машинист газовых машин, из семьи рабочего, образование среднее, не судим, женат, служил в Красной Армии с 1920 по 1925 годы комвзводом авточастей, член ВКП(б) с 1921 по 1935 гг., исключён из партии «за связь с контрреволюцией», проживал в Каменском на Верхней колонии в Доме приезжих ДГЗ, дом 9, кв. 58.
……..
По постановлению прокурора Каменского района Днепропетровской области тов. Поплавского от 10 октября 1935 года редактору газеты «Голос металлиста», была избрана мера пресечения содержание под стражей в связи с тем, что Ленский, «являясь участником контрреволюционной группы, проводил активную антисоветскую работу». Оперуполномоченный Каменского горотдела НКВД Таксар нашёл, что «Ленский К.Р., находясь на свободе, может повлиять на ход следствия».
И уже 1935 года октября 11 дня сотрудник УНКВД по Днепропетровской области Стрельцов допросил Ленского в качестве обвиняемого. Из показаний подследственного проясняются дополнительные детали деятельности польской газеты в Каменском.
Каменская газета «Голос металлиста» осуществляла свою связь с центральной польской газетой в СССР «Трибуна» (редактор Максимович) и центральной польской газетой в УССР «Серп» путём систематического обмена газетами. Отдельные представители этих изданий приезжали в Каменское. В частности, в последних числах апреля 1935 года редактор всеукраинской польской газеты «Серп» Соснович приехал в Каменское вместе с Конецким, инструктором ЦК КП(б)У по польской работе. В заводском партийном комитете ДГЗ они объяснили, что приехали для вербовки поляков-коммунистов, работавших на заводе, на педагогические курсы в Киев. Эти курсы имели целью подготовку польских педагогических коммунистическо-комсомольских кадров для погранполосы. Предварительно ознакомившись в ЗПК со всеми учётными карточками на членов партии, работающих на ДГЗ, Конецкий и Соснович созвали собрание группы поляков-членов партии по намеченному ими списку. Однако из присутствовавших на собрании изъявил желание добровольно ехать на курсы лишь Михаил Грабовский, нормировщик котельного цеха ДГЗ, рабкор газеты «Голос металлиста».
………
И всё же инкриминировать Казимиру Ленскому преступления, предусмотренные статьёй 54-10 ч. 2 (антисоветская агитация) не удалось. Постановлением Каменского городского прокурора от 23 декабря 1935 года следственное дело было закрыто, и редактор польской газеты был выпущен на свободу, отделавшись лёгким испугом: исключением из партии и освобождением от обязанностей редактора газеты «Голос металлиста».
Однако не прошло и два года, как Ленский К. Р. был арестован вторично. В это время он проживал по адресу улКооперативная (ныне ул. Кирова), определённых занятий не имел. Обвинялся в преступлениях, предусмотренных ст. 54-1а (измена родине), 54-8 (террористическая деятельность), а также 54-11 УК УССР (участие в контрреволюционной организации). По версии следствия, Ленский входил в состав так называемой «Польской организации военной», в которую был вовлечён в последних числах марта 1935 года бывшим редактором польской газеты «Глос металёвца» Зиммо-Кранц. Казимир Ленский всё подписал. В частности то, что он получил задание и подготавливал террористический акт против члена правительства.
 В протоколе допроса от 8 июня 1937 года существует запись: «26 мая 1932 года в Днепродзержинск приехал Народный комиссар тяжёлой промышленности Орджоникидзе. Мне, как участнику террористической группы, поручили осуществить террористический акт над Орджоникидзе». Получив задание, Ленский, захватив маузер, якобы, немедленно пошёл на завод имени Дзержинского к доменной печи №7, на торжественный пуск которой специально прибыл Орджоникидзе. «Но там была такая большая толпа, что я не смог пробраться к товарищу Орджоникидзе, чтобы сделать прицельный выстрел».
Эти признания были достаточным основанием для постановления Народного комиссара внутренних дел СССР и Прокурора СССР от 9 сентября 1937 года (протокол №10). Ленский Казимир Романович был осужден к расстрелу с конфискацией личного имущества.
Каким был финал деятельности польской газеты в Каменском «Голос металлиста» остаётся открытым. Это вопрос ещё ждёт своего исследователя.
Послесловие:
Определением Военного трибунала Киевского военного округа от 18 апреля 1958 года постановление Народного комиссара внутренних дел СССР и Прокурора СССР от 9 сентября 1937 года в отношении К.Р. Ленского отменено и дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления. В протесте военного прокурора было также указано, что нарком тяжёлой промышленности Серго Орджоникидзе на торжественный пуск доменной печи №7 не приезжал. Так что Казимир Ленский при всём желании не мог пробраться к товарищу Орджоникидзе, чтобы сделать прицельный выстрел.