Кам’янська міська бібліотека ім Т.Г. Шевченка

Вітаємо Вас на сайті нашої бібліотеки

Бібліотека

Наше місто

Торгсін

КАМЕНСКОЙ ТОРГСИН

Всесоюзное объединение для торговли с иностранцами, или «Торгсин», – так назывался дьявольский Торговый синдикат, действовавший в СССР с января 1931 года в условиях карточной системы и повального дефицита. В магазинах системы «Торгсин» осуществлялась продажа товаров, а главное, продуктов за иностранную валюту и драгоценные металлы – золото, платину, серебро. «Торгсин» в обстановке жесточайшего голода «стимулировал» продажу государству не только валюты, но и золотых и серебряных монет царской чеканки, драгоценных металлов, ювелирных украшений, оставшихся у населения с дореволюционных времён, а также занимался обслуживанием гостей из-за рубежа.
Итоги деятельности «Торгсинов»: За время работы «Торгсинов» было собрано 80 миллиардов рублей золотом из 80,2 миллиардов, имевшихся в частных руках на 1930 год. Таким образом, практически все «золотовалютные ценности», сохранённые после революции 1917 года, Гражданской войны и накопленные при НЭПе, были фактически изъяты для осуществления планов индустриализации. На золото и валюту, элиминированные через «Торгсины», построенный такие предприятия, как Нижегородский и Московский автомобильные заводы (ГАЗ и ЗИС), Харьковский и Сталинградский тракторные заводы, Магнитогорский металлургический комбинат и так далее. «Торгсин» был ликвидирован в январе 1936 года.
……….
Золото и драгоценности, которые сохранились у каменчан во время «золотых обысков» и НЭПа, которые удалось сберечь, пройдя через унижения, допросы, ухищрения большевистских экспроприаторов, теперь добровольно сносились в «Торгсин». Этот «магазин» открыли как раз в 1933 году в доме №2 по улице Кооперативной, впоследствии переименованной в улицу Кирова. Первым заведующим Каменским отделением «Торгсина» был некто Димант М. В. Затем на этом посту его сменил Кунцер Н. А. Сам же Каменской «Торгсин» состоял из следующих отделений:

1. Скупочный пункт драгметаллов (оценщик Заславский).
2. Бухгалтерия (бухгалтер Кауфман).
3. Переводной отдел для переписки с иностранцами.
4. Собственно магазин или универмаг «Торгсина» (директор универмага и всего отделения «Торгсина» Кунцер).

Принятые от населения ценности или валюта сдавались в Банк (управляющий Саранча), а на полученные от оценщика ордера на право получения товара (номиналом от одной копейки до рубля), люди отоваривались в универмаге «Торгсина». Здесь можно было приобрести муку, крупу, хлеб, сахар, жиры, забытые конфеты, а также мануфактуру. Как гласили правила пользования товарного ордера, «возвращаемые покупателям неиспользованные ордера обмениваются предприятиями В/О «Торгсин» по месту (городу) выдачи ордеров на деньги исключительно в советской валюте».

Справка: Саранча Трофим Маркиянович, 1903 года рождения, украинец, из рабочих, образование среднее, член партии с 1919 года с перерывом в партстаже с мая 1922 по март 1925 года. С 1934 года работал управляющим Каменского отделения госбанка.
………..
Вышестоящим руководителем Каменского «Торгсина» являлся управляющий Днепропетровской областной конторы «Торгсин» Фоменко. При областной конторе находился старший инспектор Особой Инспекции Днепропетровской областной конторы «Торгсин» Жуковский.

В 1933 году скупочный пункт драгметаллов и магазин перенесли в здание с деревянной пристройкой бывшей автостанции по улице Заварихина, 2 (пересечение с улицей Красноармейской). Именно здесь разыгралась трагикомическая история, которая, однако, наделала много шуму и дошла до Генеральной Прокуратуры СССР.

ДЕЛО О НЕЗАКОННОМ ВЫСЕЛЕНИИ
из занимаемого помещения Каменского отделения областной конторы «Торгсин» помощником начальника рабоче-крестьянской милиции т. Киртковым
(начато 20.11.34. окончено 14.03.35. на 85 листах) [24].

Днепропетровской областной конторе «Торгсин»
Управляющему т. Фоменко – лично, Начальнику Спецотдела, Юрисконсульту. Нарсуду в г. Каменское.
Копия: Каменскому горсовету, Прокурору, НКВД, начальнику Гормилиции – лично.

19-го ноября 1934 года помощник начальника милиции т. Киртков, без предъявления мандата, не дав и одного часа сроку времени, все документы бухгалтерии и переводного отдела (последний имеет дело с инокорреспондентами) выбросил с нашего собственного помещения на улицу.

Этим он порушил революционную законность по 2-м пунктам:
1) Революционный закон о собственности.
2) Революционный закон об Охране прав юридических и физических лиц.
Требуем:
1) Немедленно вселить нас в наше собственное помещение.
2) Привлечь к ответственности пом. Начальника милиции за нарушение революционной законности.
3) Все расходы, связанные с этим беззаконием отнести за счёт лиц, виновных в этом.
Зав. отдела Кунцер Н. А.
Бухгалтер Кауфман М.
20.11.34.

После такого заявления в Каменское немедленно выехал представитель областного «Торгсина», дабы на месте прояснить ситуацию и вернуть «Торгсину» его законную собственность.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
г. Каменское, ноября 23 дня 1934 года
Я, старший инспектор Особой Инспекции Днепропетровской областной конторы «Торгсин» Жуковский сего числа допросил в качестве свидетеля гр-на Кунцера Н. А. , который на заданные вопросы ответил.
Кунцер Николай Андреевич, 1908 г.р.
Женат, грамотный, кандидат КП(б)У с 1932 г.
Член союза Внешторга с 1931 г., по профессии продавец.
В настоящее время работал в должности завотделением «Торгсин».
Проживает в г. Каменское ул. Украинская №4 кв. 2.
Со слов, под судом и следствием не был.

По сути дела показал:
«В 1933 году при открывшемся в Каменском отделении «Торгсин» бывшим заведующим отделением «Торгсин» тов. Димантом М. В. в коммунхозе было взято под аренду для конторы «Торгсин» дом, находящийся в г. Каменском по Кооперативной улице дом №2, на что был составлен договор с коммунхозом, и за пользование домом было уплочено за два месяца. Затем коммунхоз отказался от получения арендной платы, мотивируя это тем, что дом, занимаемый конторой «Торгсин», принадлежит не коммунхозу, а заводу, но какому заводу коммунхоз не указал. И я, Кунцер, пошёл в завод ДГЗ и там получил ответ от работников завода, что они не знают о таком доме, и я решил подождать хозяина. Но никто претензий на протяжении 19 месяцев не предъявлял. Таким образом, мною арендная плата никуда не вносилась на протяжении 19 месяцев в сумме 1402 руб. 02 коп.
15/Х-34 года завод Дзержинского посылает отношение в коммунхоз г. Каменского, в котором отделению «Торгсин» сообщено, что помещение принадлежит заводу Дзержинского, а посему «Торгсин» должен уплатить арендную плату заводу в сумме 1402 руб. 02 коп.

На второй или третий день ко мне является представитель парикмахеров артели «Червоний Промінь» и заявил, что он сможет оплатить задолженность с условием, что «Торгсин» уступит ему данное помещение. По договоренности с управляющим Днепропетровской областной конторы «Торгсин» тов. Фоменком, мною было уступлено указанное выше помещение артели «Червоний Промінь» после того, как она внесла заводу задолженность, и завод выдал справку, что за отделением «Торгсин» задолженность погашена.

В 1933 году скуп-пункту драгметалла Каменским отделением «Торгсин» было куплено в коммунхозе помещение, находящееся по ул. Заварихина №2 с пристройкой деревянной за сумму 450 рублей, где и находился скупочный пункт драгметалла. В 1934 году в мае или июне по распоряжению управляющего Днепропетровской областной конторой «Торгсин» тов. Фоменко, я должен был продать помещение, в котором находился скупочный пункт драгметаллов и на эти средства отремонтировать магазин. Но покупателя не нашлось.

Спустя некоторое время, ко мне обратился прибывший с Кавказа чувячник сдать ему в аренду это помещение, и я сдал чувячнику по фамилии Титрибулян указанное помещение, заключив с ним договор. В пункте 7 договора мною была сделана оговорка, что Титрибулян должен освободить это помещение по первому требованию «Торгсина». В связи с летним периодом, мною скупочный пункт был перенесен в магазин, который и находился до наступления холодов, то есть, ноября месяца 1934 года. Затем оценщиком скуп-пункта мне, как заведующему «Торгсином», было сделано заявление, чтобы я предоставил тёплое помещение для приёма ценностей, так как уже холодно и вследствие того, что реактивы охлаждаются, определить пробу ценности не представляется возможным.

Справка: чувячник – сапожник, шьющий чувяки, то есть, мягкую кожаную обувь без каблуков, распространённую у народов Кавказа и Передней Азии. Представляют собой кожаные тапочки с закрытой пяткой.
……….
Учитывая заявление оценщика драгметаллов тов. Заславского, мною было предупреждено Титрибуляна за две недели освободить помещение, который и освободил 18/ХI-34, после чего была произведена уборка помещения и внесены столы.
19/ХI мною был перенесен иностранный переводной отдел и бухгалтерия в указанное помещение утром, а вечером этого же дня должен был перейти и скупочный пункт по приёму ценностей.

Приблизительно в двенадцать или час дня 19/ХI-34 к указанному помещению является в форме помощник милиции тов. Киртков с неизвестными мне гражданами в вольном платье и, зайдя в пункт, спросил: «Кто занимает это помещение?» Я ответил, что здесь находится скупочный пункт «Торгсин» и переводный отдел, и что данное помещение является собственностью «Торгсина». Невзирая на мои пояснения, тов. Киртков отдал распоряжение неизвестному лицу в вольной форме выбросить на улицу из помещения столы и книги. И с горячим участием тов. Кирткова было всё выброшено на улицу.

Начала сходиться публика, которой оказалось человек пятьдесят. При попытке обратиться к Кирткову, на каком основании всё это выбрасывается, я получил ответ: «Выполняется постановление Горсовета». Но такового на моё требование предъявить, отказался, заявляя: «Я за свои действия отвечаю!» Мною, Кунцером, были приглашены: групорг Днепропищеторга тов. Штурманский, председатель союза Внешторг тов. Сибирный и бухгалтер «Торгсина» тов. Кауфман, с коими мною был составлен акт на такое беззаконие.

После составления указанного акта, мною было заявлено о таком незаконном действии тов. Кирткова помощнику Каменского горпрокурора тов. Пехотинскому, помощнику начальника НКВД, которые не оказали мне никакой помощи и лишь заявили подать заявление, а они разберутся. Затем мною была дана телеграмма в Днепропетровскую областную контору «Торгсин» и подано заявление в горсовет, прокуратуру, НКВД и начальнику милиции Каменского, но до сих пор никакого ответа не получил».
……….
Записав столь подробное объяснение, старший инспектор Особой инспекции Днепропетровской областной конторы «Торгсин» тов. Жуковский, направил спецдонесение по инстанциям, и дело завертелось.

НАЧАЛЬНИКУ ОСОБОЙ ИНСПЕКЦИИ В/О ТОРГОВЛИ тов. Стейнерт
Копия: ст. инспектору Особой инспекции ВУК «Торгсин» тов. Ревенкову,
инспектору по «Торгсин» при УпНКВТ тов. Шпигельману

СПЕЦДОНЕСЕНИЕ
19/ХI-с.г. в г. Каменском помощник начальника РК милиции т. Киртков, явившись в 12 часов дня в собственное помещение «Торгсин», где находился «Переводной отдел» и бухгалтерия отделения «Торгсин». В это же помещение должен был перейти на зимнее время и Скупочный пункт, в котором он всё время находился. Расспросив у работников, что данное помещение занято отделением «Торгсин», пригласил двух понятых с улицы и выбросил буквально всё имущество из помещения на улицу: столы, стулья, документы Переводного отдела и бухгалтерии. На вопрос заведующего отделением «Торгсин» тов. Кунцера, «на каком основании вы выбрасываете имущество из нашего собственного помещения», получает ответ от помощника начальника милиции Кирткова: «Я выполняю постановление Горсовета».

При проверке мною, старшим инспектором Особой инспекции Жуковским в Каменском Горсовете указанного постановления, со слов зав. Протокольной частью Горсовета не было и нет. Заведующий Каменским отделением «Торгсина» тов. Кунцер жаловался на незаконные действия помощника начальника милиции Кирткова помощнику прокурора г. Каменское, помощнику начальника городского НКВД и начальнику милиции этого города, но никакой помощи не получил. Подобного рода незаконные действия были применены и к ряду других организаций.

Мною, при выезде в г. Каменское, были собраны материалы о незаконных действиях Кирткова и переданы областному Прокурору для привлечения Кирткова к ответственности за нарушения революционной законности и немедленном вселении в указанное помещение Переводного отдела и Скуппункта. Банк официально уведомил, что если в течение трёх дней не будет предоставлено помещение, то он снимает с себя ответственность за приёмку ценностей.

Ст. инспектор Особой инспекции
Днепропетровской областной конторы «Торгсин» Жуковский

г. Днепропетровск 27/ХI-34.
……….
После этого, жалобы за подписью Кунцера и Жуковского были направлены буквально во все концы страны: Днепропетровскому областному прокурору, в редакцию газет «Зоря» (Днепропетровск) и «Торгсиновец» (Москва), в Прокуратуру УССР. А также во Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами «Торгсин» (Москва), помощнику Генерального прокурора СССР, прокурору по делам НКВД, заместителю Генерального прокурора СССР.

И областная прокуратура дрогнула: исполняющий обязанности областного прокурора Брагинский предложил Каменскому прокурору обратиться в президиум Каменского горсовета о возвращении помещения горрабкоопа – «Торгсину».

Однако по большому счёту дни Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами были сочтены. Это уже был колосс на глиняных ногах. Ведь могущество «Торгсина» держалось на карточной системе. С отменой карточной системы и введения свободной продажи хлеба надобность в «Торгсинах» отпала: кто теперь станет нести сюда фамильное серебро и золото, если хлеб можно купить в магазине на зарплату?

ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРОКУРОРА СОЮЗА ССР
тов. Леплевскому
на №827 от 8/II-1935
Вопрос о помещении Каменского «Торгсина» разобран в Днепропетровске помощником Прокурора Союза т. Дубровским лично. Им же принято исчерпывающее весь вопрос решение.
Зам. Прокурора области Брагинский

ПОМОЩНИКУ ПРОКУРОРА СОЮЗА
т. Дубровскому
Копии: помощнику Генерального прокурора УССР тов. Торговцу
Уполномоченному комиссии Советского контроля тов. Мальцеву
Управляющему ВУК «Торгсина» тов. Братникову
На протяжении трёх месяцев Каменское отделение «Торгсина», а вместе с ним Днепропетровская областная контора и Всеукраинская контора «Торгсин» пишут огромное количество жалоб, писем и корреспонденций в газеты по поводу захвата части помещения, принадлежащего Каменскому отделению «Торгсин» и требуют освобождения этого помещения в административном порядке. Принимая во внимание, что это дело является характерным образцом того, как некоторые работники «Торгсина» (члены партии) становятся беспомощным орудием в руках своего технического аппарата, считаю необходимым подробное изложение обстоятельств этого дела.

Каменское отделение «Торгсина» действительно приобрело у Горкоммунхоза небольшое помещение за 600 рублей. В этом помещении «Торгсин» разместил свой скупной пункт по приёму золотых вещей и драгоценностей. Через некоторое время надобность в этом помещении для «Торгсина» миновала. Директор отделения, с предварительной санкции, как он утверждает, управляющего областной конторой решил это помещение продать, но так как охотников купить в собственность это помещение не оказалось, то директор отделения решил, опять-таки с санкции облконторы это помещение сдать в аренду. Был приглашён для переговоров какой-то чувячник, приехавший с Кавказа, который согласился взять в аренду это помещение на один год за сумму 1300 рублей. Чувячником деньги были внесены полностью сразу, и помещение было им занято. Частный предприниматель – чувячник до сих пор на основе заключённого между ним и «Торгсином» договора, спокойно работал бы в этом помещении, если бы не было опубликовано постановление Ноябрьского Пленума ЦК ВКП(б) об отмене карточной системы на хлеб.

Местные парторганизации в Каменском, также как и по всей стране, с большой энергией и напористостью занялись подысканием необходимых помещений для развёртывания широкой продажи хлеба. Естественно, что их внимание не могло не привлечь помещение бывшей автостанции, в котором разместился чувячник. Постановлением Горсовета, который, очевидно, не знал о том, что помещение приобретено в собственность «Торгсином», было решено это помещение отдать Горрабкоопу. Начальник милиции, выполняя постановление Горсовета, в административном порядке предложил чувячнику выселяться. Чувячник это распоряжение выполнил, помещение освободил, но ключи, по требованию Кунцера, руководителя местного руководства «Торгсин», передал не Горрабкоопу, а «Торгсину». Последний в несколько часов поставил туда шкафы с бумагами, столы и прочие канцелярские атрибуты и занял принадлежащее ему помещение. Тогда начальник милиции в административном порядке выселил бухгалтерию «Торгсина».

Начали поступать жалобы в Прокуратуру. Областная прокуратура, установив, что помещение принадлежит «Торгсину», 26/I-т/г за подписью заместителя Прокурора области т. Брагинского предложила городскому прокурору войти с представлением в Президиум Горсовета об отмене его постановления от 2/ХI-34 года. Это правильное с формальной точки зрения предложение т. Брагинского вызвало совершенно недопустимое по форме и по существу письмо со стороны Каменского отделения «Торгсина»

В это время в Днепропетровск прибыл помощник Прокурора Союза т. Дубровский. Выслушав личные доклады Каменского горпрокурора т. Печерского и директора Каменского «Торгсина» т. Кунцера, т. Дубровским были установлены все обстоятельства, изложенные выше. Исходя из этого т. Дубровский предложил мне и городскому прокурору протест отозвать и признал, что в действиях местных руководителей «Торгсин» есть определённые элементы нэпмановского подхода к вопросу (нэпмановский душок). Он же предложил городскому прокурору проверить точно обстоятельства, при которых осуществлялось самое административное выселение и, в случае подтверждения недопустимых фактов выселения, привлечь виновных к ответственности. Таковы обстоятельства этого дела.

В свете этих фактов представляется очень странным все письма управляющего ВУК «Торгсина» т. Братникова, адресованные в четыре адреса. В них он жалуется, что над работниками «Торгсина» издеваются, что Днепропетровская прокуратура ограничилась отпиской, что «лишение нас скупочного пункта, его помещения, несомненно, отрицательно отразилось на проведении нормальной работы, а отсюда и на возможности выполнения валютного плана» и т.д. и т.д.

Как следует квалифицировать подобную информацию таких работников, как уполномоченного КСК по области т. Мальцева, пом. Генерального прокурора УССР т. Торговца, прокурора по делам НКВД т. Мальцева. Ведь это самое помещение сам же «Торгсин» хотел продать вовсе. И только потому, что ему не удалось этого сделать, он передал его на год в аренду. Комментарии считаю излишними.
Прокурор Днепропетровской области Ахметов
22.02.35.

ГОРОДСКОЙ ПРОКУРОР КАМЕНСКОГО т. ПЕЧЕРСКИЙ
ПОСТАНОВИЛ
«Торгсин» действительно в этом помещении не нуждается, предлагал его продать за 1500 рублей, а купил за 600 рублей, а затем сдал его в аренду за 1200 рублей сроком на один год, а также взял отступного от артели парикмахеров 1400 рублей за помещение завода, что свидетельствует о спекуляции и о том, что в нём нужды никакой не было. Причём санкцию на продажу и сдачу в аренду давала Областная контора «Торгсин», а посему
ПОСТАНОВИЛ: за отсутствием основания для протеста постановления Городского Совета, жалобу «Торгсина» оставить без последствий.
1935 года февраля 14-го дня.
……….
Ну а вскоре и сам Каменской «Торгсин» благополучно прекратил своё существование. Мавр своё дело сделал – мавр может умереть!